МАНФРЕД ФОН РИХТГОФЕН ("КРАСНЫЙ БАРОН") 1914-18 гг..

Количество:

+ -

Описание товара:

МАНФРЕД ФОН РИХТГОФЕН

"КРАСНЫЙ БАРОН"

1914-18 гг..

Ма́нфред А́льбрехт фрайхерр фон Рихтго́фен (нем. Manfred Albrecht Freiherr von Richthofen; 2 мая 1892 — 21 апреля 1918) — германский лётчик-истребитель, ставший лучшим асом Первой мировой войны с 80 сбитыми самолётами противника. Он широко известен по прозвищу Красный Барон (нем. Der Rote Baron), которое он получил после того, как ему пришла мысль покрасить в ярко-красный цвет фюзеляж своего самолёта Albatros D.V, затем Fokker Dr.I, и благодаря своей принадлежности к немецкому баронскому дворянскому сословию фрайхерр. Манфред фон Рихтгофен до сих пор считается мировым сообществом «асом из асов».

Манфред Альбрехт барон фон Рихтгофен родился 2 мая 1892 года в Бреслау, Силезия (сейчас Вроцлав в Польше) в дворянской семье. Отец — Альбрехт барон фон Рихтгофен; мать — Кунигунда баронесса фон Рихтгофен, дядя — Фердинанд фон Рихтгофен. Братья — Лотар фон Рихтгофен, Болько фон Рихтгофен. Сестра — Илзе фон Рихтгофен. Двоюродный брат — Вольфрам фон Рихтгофен.

Предком Манфреда был знаменитый прусский фельдмаршал Леопольд I, герцог Анхальт-Дессау. Когда Манфреду исполнилось 9 лет, семья переехала в Швайдниц (сейчас Свидница в Польше). В молодости Манфред увлекался охотой и верховой ездой, что предопределило его выбор карьеры: по окончании кадетской школы он поступил на службу в 1-й батальон Западно-прусского уланского полка имени императора Александра III (нем. Ulanen-Regiment Kaiser Alexander III. von Russland).

После начала Первой мировой войны Манфред участвовал в боевых действиях на Восточном и Западном фронтах в чине кавалерийского офицера, однако вскоре это ему наскучило, и в мае 1915 года он запросил перевода в авиацию. Там он стал пилотом-наблюдателем.

Лётная карьера
Рихтгофен решил стать лётчиком после случайной встречи со знаменитым асом Освальдом Бёльке. Позднее Рихтгофен писал в своём дневнике о том, что эта встреча стала судьбоносной в его жизни. Затем Рихтгофен служил у Бёльке в эскадрилье Jasta 2. Свой первый воздушный поединок он выиграл 17 сентября 1916 года в районе Камбре. После этого он заказал у друга-ювелира серебряный кубок с выгравированными датой боя и типом сбитого аэроплана. Когда в блокадной Германии начались перебои с серебром, у Рихтгофена было 60 таких кубков.

23 ноября 1916 года Рихтгофен сбил своего одиннадцатого противника — английского аса Лано Хоукера на Airco D.H.2, которого тогда называли «британским Бёльке». Несмотря на победу, он решил, что его истребитель Albatros D.II недостаточно хорош и ему требуется самолёт с лучшей манёвренностью, пусть даже и менее быстрый. К несчастью, Альбатросы были основными истребителями германских ВВС ещё довольно долго. Рихтгофен летал на моделях D.III и D.V значительную часть 1917 года, пока в сентябре не получил триплан Fokker Dr.I. Этот самолёт, выкрашенный в ярко-красный цвет, считается его символом, хотя до сих пор остаются сомнения, летал ли барон когда-нибудь на полностью красном триплане, или в красный цвет были покрашены лишь отдельные детали самолёта.

Воздушный цирк
В январе 1917 года Манфред фон Рихтгофен сбил шестнадцатого противника и был удостоен высшей военной награды Пруссии — ордена «Pour le Mérite». В феврале ему доверили командование эскадрильей (штаффелем) Jasta 11. В нём летали многие германские асы, в том числе Эрнст Удет. С целью упрощения распознавания друг друга в бою в раскраске всех самолётов этого подразделения использовался красный цвет, а некоторые, в том числе и истребитель Рихтгофена, были полностью красные. Личный состав Jasta 11 обычно размещался в палатках, что позволяло располагаться ближе к линии фронта и обеспечивало мобильность, необходимую для избежания бомбардировок союзников. Из-за этого эскадрилью называли «воздушным цирком».

Под командованием Рихтгофена эскадрилья действовала весьма успешно: в самый удачный месяц — апрель 1917 года, названный английскими лётчиками «кровавым апрелем», один только Манфред сбил 22 аэроплана противника. 6 июля он был тяжело ранен и выбыл из строя на несколько недель. Ранение в голову привело к тяжёлым последствиям — Рихтгофен страдал от головных болей и тошноты, изменился также и его характер. Считается, что до ранения ему не было свойственно упрямо следовать одной цели, забывая о других. Позже это качество сыграло роль в его гибели. После возвращения в строй Рихтгофену доверили командование 1-м истребительным полком (истребительной эскадрой) (Jagdgeschwader I), состоявшим из эскадрилий Jasta 4, 6, 10 и 11.

По слухам, к началу 1918 года Рихтгофен стал настолько легендарным, что командование опасалось, что в случае его смерти боевому духу немцев будет нанесён тяжёлый удар. Ему предлагали уйти в отставку, но он отказался, заявив, что его долг — обеспечивать поддержку с воздуха солдатам на земле, у которых нет такого выбора. После гибели Рихтгофена командование «воздушным цирком» перешло к выбранному им преемнику — Вильгельму Райнхарду, который командовал подразделением вплоть до своей гибели в авиакатастрофе 3 июля 1918 года при облёте нового истребителя. После этого командование перешло к Герману Герингу.

Гибель
21 апреля 1918 года Манфред фон Рихтгофен был смертельно ранен в бою над холмами Морланкур, в районе реки Соммы, преследуя самолёт Sopwith Camel канадского лейтенанта Уилфреда Мэя. В свою очередь, Красного барона преследовал командир канадской эскадрильи капитан Артур Рой Браун. Также по красному «Фоккеру» Рихтгофена вели огонь пулемётчики и стрелки австралийской пехотной дивизии. Рихтгофен получил ранение от пули калибра .303 British (7,7×56 мм R), стандартного для стрелкового оружия Британской империи, которая попала в грудную клетку снизу сзади и прошла насквозь. Он немедленно приземлился на холме рядом с дорогой Брэ-Карби, к северу от деревни Во-сюр-Сомм (Vaux-sur-Somme). Его «Фоккер» не был повреждён при посадке. Некоторые источники сообщали, что Рихтгофен умер через несколько секунд после того, как к нему подбежали австралийские солдаты и что перед смертью он успел сказать несколько слов, из которых разобрали только «капут». Впрочем, большинство исследователей считает, что к тому времени он наверняка был уже без сознания или умер.